Welcome to davaktiv.uz   Matnni eshitish uchun quyidagini bosing! Welcome to davaktiv.uz GSpeech
  • Очиқ Агентлик
  • Қонунчилик
  • Алоқалар
  •    
     

    Биржи: крылья дали, а путы не сняли?

    (Журнал “Экономическое обозрение» от 13.05.2015г., , №11)

    «Биржевая деятельность не существует сама по себе, она осуществляется в тесной взаимосвязи с другими областями экономики, является частью общего экономического организма. Поэтому внесение изменений и дополнений в законодательство о биржевой деятельности должно сопровождаться внесением соответствующих изменений и дополнений в смежное законодательство, такое, как законодательство об акционерных обществах, о рынке ценных бумаг, о бухгалтерском учете, о налогообложении, в хозяйственное законодательство. При этом нормы биржевого законодательства должны корреспондироваться с соответствующими нормами смежного законодательства. Только такой комплексный подход обеспечит совместную работу в одном направлении,  когда усилия всех участников процесса направлены на общий результат. В противном  случае может получиться, как в известной басне про лебедя, рака и щуку, дело просто не будет двигаться, а Закон «О биржах и биржевой деятельности» в принятой новой редакции не сможет в полной мере выполнить возложенные на него задачи», — считает заместитель начальника Управления лицензирования оценочной, биржевой и риэлторской деятельности Госкомконкуренции Республики Узбекистан  Аркадий МАТЯШИН.

               Сейчас все финансовые структуры активноготовятся к вступлению всилу закона «О биржах и биржевой деятельности»,которое должно произойти13 марта 2015 года. Какиеоткрываются для бизнесановые перспективы с принятием этого документа?

    Закон в новой редакции впервые охватывает деятельность всех видов бирж. До этого времени им регулировались только товарно-сырьевые и фондовые биржи. Теперь его действие будет распространяться и на валютную биржу. Если же говорить именно о фондовом рынке, то ожидается, что реализация данного Закона позволит его биржевому сегменту подняться до уровня ведущих мировых бирж по многим важным позициям.

     К примеру, одним из важнейших моментов является норма Закона, устанавливающая, что биржевая цена ценных бумаг, за исключением государственных ценных бумаг, полученная по итогам биржевых торгов, является рыночной ценой данных ценных бумаг на дату биржевых торгов (статья 17 Закона). Прежде подобной нормы на законодательном уровне не было. Это принципиально важный момент для всех участников биржевого рынка ценных бумаг: и для самой фондовой биржи, и для эмитентов, и для продавцов, и для покупателей, и для всех остальных заинтересованных сторон.

    Почему так важноопределение цены?

    Если мы говорим о биржевом фондовом рынке, то в мире биржевые торги используются, в первую очередь, для определения рыночной цены той или иной акции, допущенной к обращению на бирже. И ее колебания, движения вверх или вниз, сигнализируют инвестору о том, стоит ли вкладывать деньги, чтобы получить дополнительную прибыль или, наоборот, изымать их, чтобы не понести убытки или, по крайней мере, чтобы минимизировать эти убытки.

    Определение рыночной цены акции нужно и самому предприятию, его акционерам. Чем выше рыночная цена акций, тем больше рыночная стоимость предприятия – эмитента данных акций, тем более привлекательным оно становится для инвесторов. А это означает приток новых капиталов, реализацию новых проектов, укрепление позиций предприятия на рынке и, конечно же, новые перспективы развития. Ведь известно, что компании с высокой капитализацией обычно рассматриваются как наиболее безопасные для инвесторов, желающих получать стабильную прибыль в виде дивидендов на регулярной основе, нежели компании с низкой или средней капитализацией. Такие компании, как правило, имеют более широкий доступ к источникам финансирования, что делает их более устойчивыми в условиях повышенной ценовой волатильности. В качестве примера можно привести таких «монстров», как Microsoft, Apple, GeneralMotors, GeneralElectric и других, рыночная цена акций которых в десятки и сотни раз больше номинала.

                Но все это имеетсмысл, если в бухгалтерском учете помимо номинальной учитывается и рыночная цена акций.Прописан ли этот механизмв нашем бухучете?

    В настоящее время Закон Республики Узбекистан «О бухгалтерском учете» этого не предусматривает. Кроме того, насколько мне известно, в данном вопросе, в него пока не планируется вносить какие-либо изменения. Но если рыночная стоимость предприятия не учитывается в бухучете, то ее получение само по себе становится бессмысленным. Зачем «морочить голову» бирже, заставлять ее включать свои механизмы, чтобы определить рыночную цену, если она потом нигде не участвует? Биржа будет работать вхолостую.

    Получается, что крылья дали, а путы не сняли. Но страдают от этой ситуации не только эмитенты ценных бумаг, но и те, кто их приобретает. Допустим, предприятие приобрело на биржевом рынке акции, которые становятся его активом. Эти акции можно использовать, например, в качестве залогового обеспечения, проводить другие операции, разрешенные законодательством. Соответственно, предприятие тоже заинтересовано, чтобы этот актив стоил как можно дороже. Поэтому изменения в законодательстве о бухгалтерском учете должны быть логическим продолжением изменений в Закон «О биржах и биржевой деятельности», а акции и другие ценные бумаги — учитываться в бухучете не только по номиналу, но и по биржевой котировке.

                 На современномэтапе развития экономикистоит задача активизировать деятельность фондового рынка и привлечь нанего как можно большеинвесторов. Какие ещефакторы могут помешатьпридти им на рынок ценных бумаг?

    Есть другой проблемный момент, и он касается вопроса налогообложения членов биржи. По большому счету это касается всех бирж – и фондовой, и товарно-сырьевой и валютной, там, где имеет место обращение биржевого товара на биржевых торгах, то есть, вторичный рынок. Но раз уж мы начали беседу с фондовой биржи, то и рассмотрим этот вопрос на примере фондовой биржи. Вернемся к биржевой цене. Сама по себе биржевая цена не есть величина неизменная и постоянная. Если посмотреть на ценовые графики ведущих мировых бирж, то логично напрашивается аналогия с кардиограммой работы сердца человека. И это, действительно, так, ведь биржа – это сердце рынка и пока оно бьется, график отражает колебания цен в период торговой сессии.

    Само собой понятно, что означает, когда график превращается в ровную прямую линию. А роль своеобразных систолы и диастолы выполняют спрос и предложение, а, точнее сказать, соотношение спроса и предложения. Если, в какой-то момент времени, спрос превышает предложение, то цена идет вверх, если, затем, предложение превышает спрос, то цена идет вниз. И так постоянно в течение всего периода торговой сессии. Именно поэтому цена может колебаться. Или, если сказать по-научному, в этом проявляется её волатильность или изменчивость.

    При этом, когда цена акции падает, инвесторы предпочитают избавляться от активов, теряющих свою ликвидность. При этом цена продажи данной акции может оказаться ниже, чем цена её приобретения. А теперь представьте члена биржи, который является активным участником биржевых торгов на фондовой бирже и совершает большой объем операций по купле-продаже ценных бумаг. Где-то он в прибыли, где-то в убытке. Потом приходит налоговый инспектор, смотрит, по каким сделкам член биржи получил прибыль и облагает ее налогом.

    При этом абсолютно не учитывается, что по другим сделкам за тот же промежуток времени этот член биржи остался в проигрыше, и эта сумма может быть значительной. А тут еще и налоги плати. То есть получается двойной «минус». Как при этом развивать вторичный рынок ценных бумаг, о чем мы все время говорим? Но это еще не все. Эта проблема еще более обостряется на фоне развития в нашей стране института маркет-мейкерства. Для того чтобы цена акций была действительно биржевой, да не просто биржевой, но и ещё и рыночной, и никто не смог бы упрекнуть, что она появилась в ходе каких-то махинаций или манипуляций, усомниться в её достоверности, акции должны обращаться на биржевых торгах с определенной периодичностью. Иными словами, сделки с такими акциями должны заключаться с такой частотой, которая необходимо обеспечит её достоверность. И чем больше частота сделок, тем выше достоверность полученной рыночной цены. Это идеальный вариант. На практике же довольно часто случается, что сделки с теми или иными акциями могут в какой-то момент времени не заключаться.

    То есть, уровень ликвидности этих акций временно снизился. Но это временное снижение ликвидности может привести к снижению достоверности получения рыночной цены и, как следствие, к снижению доверия (пусть даже временного) инвесторов к такой бирже. И здесь как раз и начинают действовать маркет-мейкеры — по сути, те же члены биржи, но которые, согласно договору с биржей, приняли на себя обязательства за определенные преференции поддерживать частоту сделок — ликвидность по определенным ценным бумагам. Поэтому маркет-мейкеров часто называют ликвидаторами неликвидности. Уж извините за невольный каламбур. Но есть нюанс. В качестве маркет-мейкеров, как правило, выступают институциональные инвесторы, в частности, крупные банки, и, участвуя в сделках по поддержанию ликвидности акций, они оперируют не деньгами клиента, а своими собственными. Если не будет учитываться минусовая разница по сделкам, институт маркет-мейкерства не сможет работать и развиваться. А с ним, соответственно, не будет развиваться и вторичный биржевой рынок ценных бумаг.

    Что, на Ваш взгляд,следует сделать в этом направлении?

    Последовать мировому опыту, который говорит, что в конце дня клиринговая палата подводит итог работы каждого члена биржи (брокера, дилера, маркет-мейкера), и выдает нетто-результат. Эта работа обозначается специальным термином – неттинг. Это означает, что суммируются не только сделки, в которых член биржи оказался в плюсе, но и те, в которых он оказался в минусе. Например, в результате 45 сделок, из которых по 18 сделкам получен суммарный доход в размере 1 500 000 сумов, а по 27 сделкам получен суммарный убыток в размере 1 700 000 сумов, член биржи в итоге получил убыток в размере 200 000 сумов. Если в плюсе, то этот член биржи заработал, то есть получил определенный доход и у него есть налогооблагаемая база.

    Если в минусе — то с него и так брать нечего, рынок уже и так у него все забрал. У нас же в налоговом законодательстве такой механизм не прописан, что также является тормозящим фактором в привлечении инвесторов на биржевой фондовый рынок. Регулирование биржевой деятельности должно осуществляться в комплексе с  законодательством об акционерных обществах, о рынке ценных бумаг, о бухгалтерском учете, о налогообложении, с хозяйственным законодательством. И если весь этот комплекс не будет направлен на общий результат, то получится «лебедь, рак и щука», а Закон «О биржах и биржевой деятельности» не сможет в полной мере выполнять возложенные на него задачи. Для нас же важно чтобы биржевой рынок (особенно – вторичный) поступательно и качественно развивался, выполнял свою основную задачу — создавал условия компаниям в возможности привлекать достаточно дешевые ресурсы, стал бы рассматриваться потенциальными инвесторами, как институциональными, так и физическими лицами, как объект для выгодного вложения своих средств, а сама биржа стала бы поистине маяком в бурном океане цен.

    Есть ли ещё нерешенные вопросы, требующие комплексного подхода?

    В статье 10 новой редакции Закона к биржевому товару отнесены, в том числе, производные финансовые инструменты (деривативы). А в статье 16 сделки с производными финансовыми инструментами (деривативами), определены как одни из видов биржевых сделок. Казалось бы все правильно, данная норма полностью соответствует не только зарубежному биржевому законодательству, но и опыту работы крупнейших мировых бирж. Но, как уже выше было отмечено, эти внесенные изменения в Закон «О биржах и биржевой деятельности» должны корреспондироваться с нормами смежного законодательства, особенно с налоговым и бухгалтерским законодательством. Упомянутые виды сделок являются новыми для нашего биржевого рынка и будущие участники этих сделок должны четко себе представлять не только как отражать эти сделки в бухгалтерском учете, но и как и какие они должны платить налоги и другие обязательные отчисления с этих сделок. Дело в том, что особенности налогообложения и особенности бухучета производных финансовых инструментов в нашем законодательстве не предусмотрены.

     Более того в этом законодательстве отсутствует само понятие производных финансовых инструментов. А без этого никто из членов биржи не рискнет совершать сделки, правовой статус которых до конца не определен. В частности, без решения этих вопросов, невозможно будет на биржах совершать операции хеджирования. Под операциями хеджирования понимаются операции с производными финансовыми инструментами, совершаемые в целях компенсации возможных убытков, возникающих в результате неблагоприятного изменения цены или иного показателя объекта хеджирования, при этом под объектами хеджирования признаются активы и (или) обязательства, а также потоки денежных средств, связанные с указанными активами и (или) обязательствами или с ожидаемыми сделками. А эти операции особенно актуальны для производителей, цены на продукцию которых подвержены периодам значительных колебаний, например, связанных с сезонностью или погодными условиями и т.п. Если я ошибаюсь, пусть соответствующие специалисты меня поправят. Например, как эти вопросы решены в зарубежном законодательстве можно увидеть на примере Налогового Кодекса Российской Федерации (статьи 301-305).

    Кто должен регулировать сделки с  производнымифинансовыми инструментами?

    В Законе «О рынке ценных бумаг» упомянуты производные финансовые инструменты (синонимом является термин производные ценные бумаги), базовым активом которых являются только ценные бумаги в соответствии с данным Законом. Регулирующим органом рынка ценных бумаг, по законодательству, является специально уполномоченный для этого орган – Центр по координации и развитию рынка ценных бумаг. Другие производные финансовые инструменты, базовым активом которых являются другие биржевых товары, такие, как, например, физические товары сырьевого характера, валюта, индексы, процентные ставки, другие производные финансовые инструменты и тому подобное, в законодательстве  отсутствуют.

      Соответственно, по ним регулирующий орган законодательно не определен. Вместе с тем, в зарубежном законодательстве, а также в практике работы зарубежных регуляторов, любой производный финансовый инструмент, не зависимо от его базового актива, относится к категории ценных бумаг. Это важный вопрос, так как бесконтрольное и нерегулируемое использование производных ценных бумаг может привести в серьёзным последствиям. Самый яркий пример тому – финансово-экономический кризис ипотечного кредитования, который начался как кризис местного уровня, но очень скоро перерос в кризис международного масштаба. Для предотвращения повторения подобных случаев, Конгресс США в срочном порядке принял специальный закон, известный как Закон Додда-Франка. Поэтому данный пробел необходимо как можно быстрее ликвидировать.

    ??????? Orphus
    Matnni eshitish uchun quyidagini bosing! GSpeech